15:17 

Сложности беременности

Эрика РОВ
Si vis pacem para bellum (лат.)
* Название: «Сложности беременности».
* Автор: Виктория РОВ.
* Бета: Ромашка.
* Фандом: «Bleach».
* Дисклаймер: Кесарю кесарево. Мой только сюжетный ход.
* Жанр: Романтика, юмор (его где-то откопал Рома, я – хоть в небе глаз – его не вижу).
* Пейринг: Взрывоопасный КеноБяк.
* Рейтинг: как бы не NC-17.
* Размер: Мини.
* Статус: Закончен.
* Предупреждения: Жестокий ООС всего, что движется. Немного нецензурной лексики. Жесточайшее АУ. И – для полноты картины – mpreg (надеюсь, я не ошиблась в написании сего страшного слова). А вообще, вы пейринг и рейтинг видели? В плюс (или в минус?) мой жесточайший неистребимый сарказм.
* От автора: Надеюсь, и вы разделите моё пакостное веселье.


* * *

- Рабочий день закончился, брось ты свои бумажки, – негромкий шёпот на самое ухо заставил благородного аристократа Кучики Бьякую неаристократично дёрнуться.
«И как он умудряется подкрадываться незамеченным каждый раз?» – мысленно закатил глаза капитан шестого отряда.
- Рабочий день закончится через полчаса. Изволь уважать законы, которыми живут окружающие, если уж тебе самому претит им следовать, – холодно обрубил он, не отрываясь от отчёта.
- Да ладно тебе. – Широкая ладонь любовника проехалась по спине, послав мириады мурашек маршировать по позвоночнику. – Брось. Или я разложу тебя прямо на этом столе.
- Лейтенант Абараи! – гаркнул Бьякуя, теряя терпение (которого, по сути, Небо и так даровало Кучики очень мало).
- Да, капитан! – ввалился, едва не снеся дверь, лейтенант.
«Орангутанг неотёсанный», – поморщился Бьякуя.
- Проводи капитана Зараки до бараков его отряда, коль уж он сам не может найти туда дорогу. – Кучики поджал губы и снова уткнулся в отчёт, пытаясь вникнуть в хитросплетения иероглифов.
«Безрукие остолопы, не могли внятно написать?..»
- Так точно! Капитан Зараки?..
Широкая ладонь любовника не согласилась с доводами разума Бьякуи и предприняла попытку штурма хакама капитана шестого отряда.
…Штурм был решительно отбит, наглая ладонь вместе со своим обладателем перелетела через стол. Обладатель разлёгся на бумагах, которые Бьякуя пытался прочесть, понять и подписать.
- Ты мне мешаешь, – процедил Кучики в лицо капитану одиннадцатого отряда. Зараки не внял и широко ухмыльнулся. Захватил рукой затылок Бьякуи и жадно поцеловал.
Кучики яростно воспротивился, но слушать его не стал даже Абараи, выйдя из кабинета и задвинув за собой дверь.
- Я же сказал, что разложу, – прошептал Кенпачи в припухшие губы. Резко перевернулся и подмял Бьякую под себя. Легко справился с поясами оби и запустил руку внутрь. – Бля, и почему бы просто не согласиться со мной? Неудобно же на столе трахаться…
- Я не виноват, что кому-то сперма на мозги давит, – пропыхтел Кучики, пытаясь вырваться.
- Виноват, – протянул Зараки, ухмыляясь. – Ещё как.
После получасовых упражнений на поверхности стола Бьякуя таки оказался раздет и обласкан (в представлении Кенпачи, разумеется).
- С-сука, – прошипел Зараки радостно, входя в разработанный пальцами анус. – Как же… мм…
- Молчи! – Бьякуя, зажмурившись, откинул голову. Простонал сквозь зубы, когда очередной толчок Кенпачи настиг простату. – Молчи, или потом убью!
- Сладкий… ахн…
Темп нарастал, реяцу вышла из-под контроля – вихрем пронеслась по кабинету, расшвыривая вещи.
- Горячий… тесный… да!.. Мой…
«Твой, твой, только заткнись!» – Бьякуя выгнулся и забился в оргазме. Через мгновение Кенпачи последовал за ним.


* * *

Бьякуе было плохо. Просто и элемнтарно. Ничего не хотелось.
Тошнило. И кружилась голова. Недостойное желание лечь и растечься по рабочему месту одолевало со страшной силой. Не позволяло только высокое воспитание и гордость.
- Капитан Кучики! – Лейтенант Абараи в очередной раз ввалился в кабинет.
- Что ещё? – раздраженно посмотрел на него Кучики.
- Нападение большой группы Пустых! Отряд отправляют нейтрализовать!
- Понял. Собирайтесь. Через три минуты выступаем.
- Есть!
Абараи вылетел вон. Бьякуя устало вздохнул. Встал, взял меч и отправился следом за лейтенантом.


* * *

Бьякуя опустил меч. Покачнулся.
- Что-то ты бледнее обычного. – Кенпачи остановился рядом. Оглянулся. – Скучно. Даже не разогрелся.
Кучики вложил Сенбонзакуру в ножны. Отбросил волосы с лица. Говорить не хотелось. Думать тоже. Усталость накатывала волнами.
- Эй! Кучики!
Земля качнулась и резко прыгнула навстречу лицу.


* * *

Очнулся капитан шестого отряда уже в палате – капитан Унохана едва успела стереть с лица удивлённое выражение.
- Добрый день. – Женщина улыбнулась. – Как Вы себя чувствуете?
Бьякуя на мгновение задумался.
- Хорошо. – Кучики нахмурился. Недостойно благородного аристократа в энном поколении терять сознание, не получив ни единой раны. Что?..
- Ясно. Можете встать и одеться – смысла удерживать Вас в лазарете я не вижу.
Бьякуя кивнул. Откинул тонкое одеяло и свесил ноги с кровати. Оглянулся.
- Ваша одежда лежит на кресле. Через десять минут я жду Вас у себя в кабинете.
Кучики кивнул повторно. Унохана степенно выплыла из палаты.

- Ваш отряд очень переживал за Вас. – Капитан четвёртого отряда доброжелательно улыбнулась. – И, как ни странно, капитан Зараки тоже. Сядьте, пожалуйста.
- Благодарю, я постою. – Бьякуя спрятался за маской холодного безразличия. Ситуация неимоверно настораживала.
- Что ж, дело Ваше, но я бы на Вашем месте всё же села. – В глазах цвета мокрого асфальта зажглось лукавство. Капитан Кучики нахмурился, но качнул головой. – Как хотите. Позвольте поздравить Вас, Бьякуя-кун, Вы беременны.
«Б-беременны?..»
Слово эхом отдалось в сознании. Но его смысл до Бьякуи не дошёл – он услышал только первую букву и сознание взбунтовалось.
- Да, Бьякуя-кун, Вы ждёте ребёнка. Это очень редкое явление, всего три десятых процента мужчин-шинигами способны…
Она говорила что-то ещё – Кучики её уже не слышал. У него зашумело в ушах. А потом он сделал последнюю вещь, которую можно было ожидать от капитана шестого отряда шинигами, благородного аристократа в энном поколении, Главы Великого Дома Кучики, – он упал в обморок.


* * *

Первое, о чём подумал Бьякуя, придя в сознание, было: «Я убью этого ублюдка». Только потом: «И что теперь?»
Кучики всё ещё находился в кабинете Уноханы. Капитан четвёртого отряда улыбалась, как ни в чём не бывало.
- Вы знаете отца? – склонила голову чуть на бок.
- Знаю, – процедил Бьякуя сквозь зубы.
- Должно быть, он обладает не меньшей реяцу, чем Вы. И является абсолютным доминантом. Прервать беременность нельзя – Вы потеряете реяцу и станете обычным духом. Сейчас Вам нужен отдых и хорошее питание. Нагрузки исключить. Беременность длится двадцать пять недель или около того – Вам повезло в этом смысле. Срок на данный момент – пять недель… Потерпишь, Бьякуя-кун? – В глазах капитана Уноханы явственно читалось сочувствие.
Бьякуя скрипнул зубами и кивнул.
«Вот убью этого ублюдка, и будет – и питание, и отдых, и всё на свете…»
- Токсикоз маловероятен, скорее Вы будете много есть и спать. Возможны перепады настроения и гипер… кхм… активность.
Кучики снова кивнул.
- Можете идти. Через неделю жду на обследование.


* * *

Абараи вылетел из кабинета капитана со скоростью метко пущенной стрелы, захлопнул дверь и прижался спиной к стене. Раздался грохот разбившейся о створки вазы.
«Это была последняя уцелевшая, – автоматически отметил Ренджи. – Любимая. Хм… чем он теперь бросаться будет???»
Последние три недели капитан Кучики вёл себя кошмарно – хуже с каждым днём. Раздражительный, несдержанный, чуть что – в крик и ярость. И… он пополнел. Абараи был готов отдать на отсечение правую руку – Кучики пополнел! Особенно, э… в области талии.
Капитан Зараки теперь заходил редко и вылетал через три минуты на манер пробки из бутылки шампанского. Видимо, хе, Кучики озверел окончательно и не подпускал любовника к телу на духовную милю.
- Опять не в духе? – недовольный голос капитана Зараки заставил Ренджи подпрыгнуть.
- А? Да.
Кенпачи качнул головой. Зазвенели колокольчики.
Дверь отодвинулась резко. Взбешённый Бьякуя пронзил Зараки взглядом.
- Вон!
Дверь снова захлопнулась.
Капитан одиннадцатого отряда повёл плечами.
- Мда.
Развернулся и ушёл.
Абараи похлопал глазами. Оглянулся… его внимание привлекли подозрительные звуки из-за двери.
Ренджи глубоко вздохнул и, осторожно отодвинув створку двери в сторону, заглянул внутрь.
…Увиденное поразило его вернее острых клинков Сенбонзакуры. Обожаемый и почитаемый капитан сидел за столом… и плакал. Раскачивался, как маятник, и тихонько ронял слёзы, изредка всхлипывая.
Ооо… Лейтенант готов был упасть и умереть от шока на месте.
- Выйди вон!!! – почти в истерике закричал Кучики.
- Э… – выдал очередной перл красноречия Абараи. – Может… чаю?
Бьякуя глубоко вздохнул. Привычно нахмурился, раздумывая.
- Да. С мятой. Тёплый.
- Сейчас! – обрадовался Ренджи и повторно вылетел из кабинета.
…Капитан привёл себя в порядок и чинно перебирал бумаги. Его нервозность выдавали только чуть подрагивающие пальцы.
«Если бы он не был мужиком, подумал бы, что капитан беременный», – подумал лейтенант, сгружая с подноса заварник, сахарницу и молочницу.
Пришедшая мысль заставила вздрогнуть. Абараи нелепо замер.
«Эт-то… как же? То есть… Психует, пополнел… Много ест… Впервые за столько лет проспал службу…»
Ренджи поднял глаза… и встретил тяжёлый гневный взгляд капитана. Который в одно мгновение решил все сомнения – Абараи прав. Точно. Только как же? Это же… невозможно?..
- А-а… отец капитан Зараки?
Это был глупый вопрос. Глупее и не своевременнее не придумаешь. Ренджи уж подумал, что его сейчас же порубят на рагу… Но капитан сдулся и просто устало вздохнул. Взял чашку чая.
- Скажешь кому, отрежу язык. Это урон чести Рода Кучики… но я не могу… убить ребёнка. Это точно бесчестие.
Бьякуя неспешно пил чай. Ренджи, плюхнувшись на задницу, на него смотрел. Вдруг глубокомысленно протянул:
- Мда…


* * *

Кампания под лозунгом: «Давайте сделаем капитана Кучики счастливым!» набирала пугающие обороты. И слава Небесам, что её затеял и реализовывает один Абараи. Большего числа «желающих счастья в семейной жизни» Бьякуя просто не пережил бы.
Всё началось с невинных букетиков цветов по утрам – ромашки, ландыши, нарциссы. Где их брал неугомонный лейтенант, для Кучики осталось тайной за семью печатями. Потом в ход пошёл необыкновенный китайский чай с вкуснейшими сладостями разных наций. Бьякуя, раньше сладкого не потреблявший вообще, теперь с тоской смотрелся в не радующее зеркало. Он неумолимо полнел. Что уж тут радостного?
Дальше – больше. Абараи заткнул все щели в окнах и принёс в кабинет тёплый плед с подушками. А на следующий день – устрашающую конструкцию «для услады глаз», которую имел наглость назвать икебаной.
Когда в ход пошли вазочки и погремушки, у Бьякуи начался нервный тик. Когда пелёнки – сдали нервы. Лейтенант был «вызван на ковёр», строго отчитан и позорно бит очередным принесённым веником.
- Но, капитан!.. – имел наглость возражать подчинённый. На что ему было высказано, что он «алый ананас», «бабуин небритый», «питекантроп недоразвитый» и «вас никто не спрашивал».
Ренджи, впрочем, не обиделся и решил ограничиться чаем, сладостями и пледом с подушками.
- Ты неисправим, – проворчал Бьякуя и снова взялся за ежемесячный отчёт.

На приплясывания Абарая вокруг капитана шестого отряда пришёл посмотреть Зараки Кенпачи. Ему о них рассказал всезнающий Юмичика, странно улыбаясь. Капитан одиннадцатого отряда не то, чтобы ревновал… но определённое беспокойство имелось. Столь ценного любовника терять не хотелось. Тем более, отдавать какому-то сопляку.


* * *

Пришедший Кенпачи застал почти идиллическую картину: Ренджи спихнул все бумаги на пол и расставлял перед недовольным Бьякуей вазочки со сладостями, увещевая поесть, «подпитать мозг». Кучики активно возражал, ссылаясь на занятость, и выражал недовольство наведённым беспорядком.
- Всё! Вы сейчас же поедите и примите витамины! Иначе я иду к капитану Унохане! – грозно заявил Абараи. Бьякуя заскрипел зубами и смолчал. – Вы должны чаще прогуливаться. И больше отдыхать.
- Я не больной! – почти зашипел Кучики.
- Вы и должны оставаться абсолютно здоровым.
Зараки нахмурился.
- Выйди вон!!! – озверел Бьякуя. Вскочил… Грозная эскапада эффекта не возымела. Охамевший подчинённый нагло усадил начальство обратно, поставил перед его носом чашечку с чаем и заявил:
- Обед!
На этом рыжий бабуин, видимо, решил откланяться. И увидел капитана одиннадцатого отряда. И тронул своего капитана за плечо. Бьякуя поднял голову.
Нехороший взгляд.
Очень нехороший взгляд.
ОЧЕНЬ нехороший взгляд!
Вот только Зараки есть Зараки и ему класть.
- Ренджи, ты можешь быть свободен. – Голос холоднее арктического ветра.
- Но…
- Свободен. До завтра.
Наглый рыжий бабуин поджал губы, поклонился начальству и, одарив Кенпачи предостерегающим взглядом, удалился.
Бьякуя встал. Медленно подошёл к Зараки. И… обхватив шею, жестко впился губами в рот любовника.
Кенпачи отозвался немедленно. Его руки жадно обхватили столь желанное тело (к которому он не имел доступа вот уже два месяца!) и рывком притянул к себе, одновременно забираясь руками под одежду.
…Чтобы в удивлении замереть.
У Кучики и раньше была нежная кожа. И упругая задница, да. И обалденный запах. Но не настолько же! И уж чего точно не было – чуть выпуклого животика.
Мгновение Кенпачи вообще не шевелился. Потом буквально взорвался движением. В считанные секунды любовник был раздет и уложен прямо на пол.
Зараки нахмурился. А Кучики зажмурился и сжал рот в тонкую ниточку.
Сметано-белая кожа почти светилась. Чуть пополнели бёдра. И округлился живот. На боках появились тонкие ниточки растяжек.
Это было необъяснимо.
Кенпачи наклонился и осторожно коснулся живота губами. И ещё раз. И ещё. И… и тут получил чем-то в нос. Не сильно, нет. НО ВЕДЬ ПОЛУЧИЛ ЖЕ!!!!!
- Объясни. – Зараки склонился над лицом Бьякуи. Тот покачал головой. – Объясни!
- Это ребёнок. – И всё.
Ребёнок. Ага. Где?
Брови Кенпачи изогнулись домиком.
- Я жду ребёнка. От тебя, – с трудом, сквозь зубы, процедил ненаглядный любовник.
Ждёт. Ага.
…ЧЕГО???
- Невозможно, – отрубил Зараки.
- Не стану спорить.
Кучики отвёл взгляд, но попытки сбежать не предпринял.
В Обществе Душ не рождаются дети. Это же Общество Душ… А, Кучики же аристократ. У них будет маленький? У них будет маленький! АГА!!!
- Я переезжаю к тебе, – оповестил Кенпачи Бьякую.
- ЧТО?! – задохнулся тот от возмущения.
- Не спорь. Я к Унохане. Оденься и не высовывайся.
- ИДИ К МЕНОСАМ, ЗАРАКИ КЕНПАЧИ!!!!!!!
О закрывшуюся дверь разбилось одно из творений безумной фантазии Абараи Ренджи. А Зараки Кенпачи, на ходу завязывая пояс, направлялся к капитану четвёртого отряда за пикантными подробностями.


* * *

В первую же ночь пребывания Кенпачи в особняке Кучики злой любовник выставил выставил Зараки за дверь. В исподнем. Посреди ночи.
Но Зараки не был бы Зараки, если бы молча стерпел. Нас не пускают в дверь?! Мы войдём в окно!!!
В итоге завязалась потасовка. А через пятнадцать минут они уже яростно трахались, забыв обо всём.


* * *

- Хочу молока.
Тишина.
- И рыбы.
Тишина.
- Маринованной.
Тишина.
- Кенпачи?..
- КАНОДЗАКИ!!!!!!! РЫБЫ И МОЛОКА ГОСПОДИНУ В КОМНАТУ!!!!!! И БЫСТРЕЕ, ПОКА Я НЕ ПРОСНУЛСЯ!!!!!!!!!!


* * *

Ячиру сидела на полу и увлеченно размазывала по дорогущему шёлковому ковру яркий красный соус с молотым перцем.
Вошёл Бьякуя. Смотрел мгновение. И вылетел, пытаясь сдержать порывы рвоты.
- Что это с Бьяку-чан?
- Ничего такого, Ячиру. – Кенпачи усмехнулся. – Нервы сдают. Совсем слабенький стал.


* * *

День Ха наступил.
Правда, Кенпачи об этом узнал последним, придя «домой» и застав полный разброд и шатания. Слуги суматошно носились по поместью, старый дворецкий почти в истерике пытался навести порядок. А из хозяйской спальни доносились вопли и маты.
Такой нецензурщины Зараки не слышал уже давно. Самое занятное – грязью поливали его самого.
Кенпачи хмыкнул и счёл за лучшее вернуться в казармы. Там можно будет собрать подчинённых и отпраздновать рождение сына. Или дочери. Да какая разница? Рождение, короче.


Восемь лет спустя.

- Юки, паразит!!! Иди сюда!!! Твой папаня велел не лазить в саду!!! – Ичиго с вздыбленными волосами по кругу носился за маленьким мальчиком.
- Фу, Куросаки, какой ты невоспитанный, – подражая отцу, заявил тот. – Я не паразитическая форма существования живой материи, а духовная. И он не «папаня», а «Бьякуя-сама».
- Ах ты мелюзга языкастая!!! Да я это «сама» на кулак намотаю и выкину!!!
- Эх, ты, Куросаки…
- Ату его, Мидори! Он опять Ичи-ни гоняет!!!
Рукия негромко рассмеялась. Хорошо, что нии-сама на работе и не видит этого безобразия. Жаль, что Кенпачи там же и тоже не видит.
Интересно, насмотревшись на эту пару с тремя детьми, согласиться ли её дражайший супруг завести своих малышей?..


Конец.

Пост поправлен. Читайте правила.
-А.

@темы: яой, фантворчетво: фанфикшен, рейтинг: NC-17

Комментарии
2012-02-29 в 17:52 

Ghoulein
When I'm good - I'm good, but when I'm bad - I'm better
Я третий раз перечитываю - до того милая история!

И только Ренджи мне безумно жалко - он такой заботливый, хороший...

2012-02-29 в 20:05 

Эрика РОВ
Si vis pacem para bellum (лат.)
Ghoulein, рада, что вам по-прежнему нравится)))

2012-03-26 в 23:49 

clempope
Очень смеялась :lol2:!!!!!!Люблю этот пейринг,но...мпрег...Такое в голову даже не приходило никогда!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!Ренджи мне тоже,конечно жаль,ну уж тут(в борьбе за серце Бьякуи т.е.)побеждает сильнейший :laugh:!А моно я это упру?

     

Kenpachi/Byakuya

главная